Туризм
Наші новини

Бить, или любить?

Игнорировать существование оппозиции глупо для любой власти. Точно так же глупо было бы не пытаться нейтрализовать или хотя бы перенаправить в более безопасное для власти русло активность противников действующей государственной машины. Другой вопрос, какими методами будет пользоваться власть для достижения этих целей?

Большую политику через слово именуют “грязной”, и надо признать, тому есть основания. Во всяком случае, то, что в Украине принято называть “политической борьбой” – не сахар, и это признают все, в ком есть хоть капля здравого смысла. Бывший режим Леонида Кучмы в отношении политических противников активно использовал тактику раскола изнутри и усиления политического “присутствия” лояльных политсил в управленческих структурах всех уровней. Это многим не нравилось, прежде всего, потому, что слишком уж напоминало восточную дворцовую интригу. Но временами приносило довольно ощутимый эффект.

Новый режим Виктора Ющенко, уже безо всяких сомнений, намерен применять тактику максимального присутствия в управленческих структурах. Первая часть “акции” сейчас находится в стадии завершения. Кабмин, министерства и ведомства уже полностью перешли под контроль лояльных Ющенко политиков. Верхушка руководства областями – тоже. Осталось лишь сменить (или склонить к лояльности, где получится) среднее звено управления. А также установить контроль за Верховной Радой. Тут, правда, придется подождать как минимум до возобновления пленарных заседаний. Однако уже сейчас появляются многочисленные заявление новых назначенцев о необходимости сформировать руководство парламентом из числа “фракционеров” Ющенко, мол, государственная необходимость диктует. А также ни в коем случае не повторять ошибок Кучмы – не отдавать ключевые комитеты, такие как, к примеру, бюджетный, оппозиции. В конечном итоге большинство способных препятствовать или хотя бы возражать проводимым новой властью решениям, попросту “выдавят” из управленческих структур.

Однако, это – лишь пол дела. Перехватив управление государственной машиной, но не попытавшись “выбить почву” из под ног оппозиции – равноценно тому, чтобы игнорировать ее существование. Это понимали представители власти Кучмы. Это прекрасно понимают и представители режима Ющенко: оппозицию надо сделать как можно менее влиятельной и в конечном итоге свести смысл ее существования к абсурду, лишив поддержки как возможности влияния на политические вопросы. Принципиально это достижимо разными методами.

Можно лишить оппозицию финансовой поддержки. Тут весьма кстати придется уже провозглашенная Ющенко борьба с коррупцией и “неправедно нажитыми капиталами”. Осталось лишь сделать так, чтобы понятия “коррупционер” и “олигарх” ассоциировались исключительно со сторонниками оппозиционных сил. Но никоим образом не упоминались в привязке к собственникам бизнес-империй и подозреваемыми в коррупции членам команды самого Ющенко. В качестве примера тут можно привести запланированную правительством Ющенко волну реприватизации. И потоки объяснений, что делается это из соображений необходимости вернуть “прихватизованное” народу. Приватизация в течение 10 лет правления Кучмы никогда прозрачной не была, и это признают все. А бизнес-империи Порошенко, Жвании, Червоненко и других, кто сегодня занимает не последние должности в правительстве Ющенко, создавались именно в тот “темный” период, но в перечень подлежащих реприватизации предприятий не попало ни одно из тех, что принадлежат сторонникам Ющенко.

Также можно показать рядовым членам и сторонникам оппозиционных партий, что публичная демонстрация нелояльности новому режиму может быть попросту опасной. Это ошибка, которой, несмотря на все обвинения в тоталитарности, за редким исключением удавалось избегать Кучме. Но тут, похоже, “нарвался” режим Ющенко. Одни лишь объединенные эсдеки и лишь за период с 26 января (то есть с момента провозглашения оппозиционности партии) по 14 февраля четырежды заявляла о политических репрессиях и преследованиях по политическим мотивам.

Среди них – преследования за “сепаратизм” экс-руководителей Харьковской и Донецкой областей Анатолия Близнюка и Евгения Кушнарева. Напомним, что во время “апельсиновой революции” в восточных областях Украины активно муссировалась тема изменения административно-территориального устройства государства: предлагалось провести федерализацию, но не отделить области. Заявление главы Львовского облсовета Сендака: “на одном из ближайших заседаний областного совета обязательно будет инициированы слушания о запрете деятельности СДПУ (о) ” во Львовской области. Главная претензия ко львовским эсдекам состоит в том, что брат председателя партии Сергей Медведчук (кстати – не член СДПУ (о) продолжительное время возглавлял Львовскую областную налоговую администрацию и требовал уплаты налогов от всех предпринимателей, “даже” (!) от тех, кто заявлял о поддержке Ющенко или состоял в членах “Нашей Украины”. Попытки отозвать членов СДПУ (о) – депутатов Бориславского и Дрогобычского горсоветов по причине их “неправильной” партийной принадлежности.

Проректор Сумского национального аграрного университета Елена Аникеенко и помощник-консультант нардепа О.Царенко Ирина Ковалева были вынуждены пережить никем не санкционированные обыски в их квартирах. Якобы, следственно-оперативные мероприятия проводились в рамках уголовного дела по факту “злоупотребления служебным положением”, но во время обысков предметов, “которые имеют значение для установления истины по уголовному делу”, не обнаружено. Очевидно, в плане компенсации за отсутствие улик квартире Ковалевой “изъяли” компьютер. И только постом выяснилось, что имело место “досадное недоразумение”: прокурор давал санкцию на обыск в помещении университета, но никоим образом не в частных квартирах.

Однако, на фоне шокирующих фактов “наказания” простых смертных за “неправильные” политические взгляды проблемы партийцев просто блекнут. Экс губернатор Харьковской области Кушнарев подтвердил, что к нему за помощью обратилась семья “беженцев” из Западной Украины. За “не там” проставленные отметки в бюллетенях односельчане отомстили истинно “народным” способом – подпустили “красного петуха”. В Винницкой области в церквях вывешивались списки людей, которых подозревали в голосовании за В. Януковича, или тех, кто подписывал “нежелательные” издания (например, газету СДПУ (О) “Наша газета +”). А в одном из сел Перемышлянского района Львовской области детей, чьи родственники голосовали за Януковича, принуждали в школе по часу стоять на коленях: “отмаливать грехи родителей”.

В целом упоминалось 17 (!) случаев преследования по политическим мотивам. Широко известный скандал с задержанием экс-губернатора Закарпатья Ивана Ризака был не первым и даже не единственным, лишь одним из. Подобная “плотности” политических репрессий была только во времена правления Иосифа Сталина.

Кстати, последний скандал получил “неожиданное” продолжение: беседа с Ризаком в прокуратуре Ужгорода оказалась настолько “продуктивной”, что подозреваемый в “доведении до самоубийства” ректора ужгородского университета Владимира Сливки попал в больницу с серьезным обострением давней болезни сердца и высоким давлением. Напомним, что 11 февраля Ивана Ризака задержали, но вечером того же дня после визита четырех нардепов, выразивших недоумение “доказательной базой” обвинения (причиной смерти ректора стали многочисленные резаные раны и удар ножом в сердце, что опровергает версию о самоубийстве и возможной причастности кого бы то ни было к “пропаганде” актов суицида), прокурор Закарпатской области Николай Гошовский изменил меру пресечения в отношении Ризака на подписку о невыезде. Однако, уже 13 февраля генпрокурор Святослав Пискун отправил Гошовского в отставку, как сообщает “Обком”, за “самоуправство” и конфликт с нынешним губернатором Закарпатья Виктором Балогой.

Впрочем, это не единственная, а лишь одна из вероятных причин увольнения Гошовского после всего двух месяцев работы в должности прокурора области. Издание ссылается на источники, по данным которых “самовольное” решение прокурора в отношении Ризака стало лишь последней каплей, переполнившей “чашу терпения” Балоги. Губернатор неоднократно “конкретно просил” Гошовского закрыть 17 уголовных дел, возбужденных ранее по фактам нарушений на принадлежащих Балоге фирмах. И в качестве адекватной замены, чтобы прокуратура не “простаивала” предлагал завести 40 уголовных дел против его конкурентов. Прокурор отказался, но теперь на собственном опыте понял, что любому терпению рано или поздно приходит конец.

Безусловно, пока нет никаких оснований утверждать, что все эти репрессии санкционированы “сверху”. Да, можно сослаться на “перегибы на местах”, можно вздохнуть, дураков, мол, у нас всегда хватало… Но уже одно лишь отсутствие реакции высокопоставленных представителей команды Ющенко и самого президента заставляет задуматься, уж не являются ли политические преследования частью проводимой Ющенко политики в отношении оппонентов? Известно ведь, если человек не пытается изменить ситуацию, это значит только то, что ситуация его целиком и полностью устраивает. В способности Ющенко справиться с ситуацией, которая его не устраивает, после “оранжевой революции” сомневаться уже не приходится. Так что вывод может быть только один.

Про Закарпаття
Міста та селища
© Рідне Закарпаття: Ужгород, Мукачево, Хуст
    Пишіть на andsale@hotmail.com